Апериодика из Златоуста

Апериодика // авторский блог из Златоуста

Литература

Нельзя доверять мнению человека, который еще не успел похмелиться

Просмотров: 2518Комментарии: 0
Ну, конечно, все они считают меня дурным человеком. По утрам и с перепою я сам о себе такого же мнения. Но ведь нельзя же доверять мнению человека, который еще не успел похмелиться! Зато по вечерам - какие во мне бездны! - если, конечно, хорошо набраться за день - какие бездны во мне по вечерам!
Но - пусть. Пусть я дурной человек. Я вообще замечаю: если человеку по утрам бывает скверно, а вечером он полон замыслов, и грез и усилий - он очень дурной, этот человек. Утром плохо, вечером хорошо - верный признак дурного человека. Вот уж если наоборот - если по утрам человек бодрится и весь в надеждах, а к вечеру его одолевает изнеможение - это уж точно человек дрянь, деляга и посредственность. Гадок мне этот человек. Не знаю как вам, а мне гадок.
Конечно, бывают и такие, кому одинаково любо и утром, и вечером, и восходу они рады, и заходу тоже рады, - так это уж просто мерзавцы, о них и говорить-то противно. Ну уж, а если кому одинаково скверно - и утром, и вечером, - тут уж я не знаю, что и сказать, это уж конченый подонок и мудозвон. Потому что магазины у нас работают до девяти, а Елисеевский - тот даже до одиннадцати, и если ты не подонок, ты всегда сумеешь к вечеру подняться до чего-нибудь, до какой-нибудь пустяшной бездны...

Венедикт Ерофеев. "Москва - Петушки".

Чистый гомосексуализм

Просмотров: 2564Комментарии: 0

Продолжаем литературный вечер!

А надо вам заметить, что гомосексуализм в нашей стране изжит хоть и окончательно, но не целиком. Вернее, целиком, но не полностью. А вернее даже так: целиком и полностью, но не окончательно. У публики ведь что сейчас на уме? Один только гомосексуализм. Ну, еще арабы на уме, Израиль, Голанские высоты, Моше Даян. Ну, а если прогнать Моше Даяна с Голанских высот, а арабов с иудеями примирить? - что тогда останется в головах людей? Один только чистый гомосексуализм.

Венедикт Ерофеев. "Москва - Петушки". Поэма

Пролетариат!

Просмотров: 1422Комментарии: 0

Ну, ладно. Раз мне нечего запостить - запощу цитату из моей маленькой коллекции.

Мой друг-марксист из нашей школы по имени Банти сумел-таки уговорить меня посетить сходить сегодня очередной митинг коммунистической партии. Тот проходил на 11-й улице в каком-то засранном месте, носящем название Уэбстер-Холл. Тамошние чувихи напоминали Марию Магдалину нового образца. Все дружно ныли и распевали народные песни. Похоже, что одним из обязательных условий у них является требование быть уродом. На мне были надеты мои самые затрапезные шмотки и, тем не менее, я казался среди них Арнольдом Палмером. Я поприкалывался на этих пидоров, однако, от их охуительных спичей я завял окончательно. Вернулся домой и объяснил папаше, как государство угнетает и грабит пролетариат. «Я и есть пролетариат, а ты - кретин, - отвечал папаша, - и, по моему мнению, у этих уебков с башкой не в порядке. Так что, пиздуй к себе и делай уроки».

Джим Кэрролл «Дневники баскетболиста».

P.S.

А у вас бывают дни в которые вы ничего не сделали? Ну, то есть совсем ничего. Вам не стыдно, а?

Мыслящая машина

Просмотров: 1937Комментарии: 0

В продолжении литературного вечера...

Конструктор Трурль построил однажды мыслящую машину - восьмиэтажную; окончив самую важную работу, он покрыл машину белым лаком, наугольники покрасил в лиловый цвет, пригляделся потом издали и добавил еще небольшой узорчик на фасаде, а там, где можно было вообразить лоб машины, провел тонкую оранжевую черточку и, очень довольный собой, небрежно посвистывая, задал порядка ради сакраментальный вопрос: сколько будет дважды два?
Машина заработала. Вначале загорелись лампы, засветились контуры, зашумели токи, как потоки, запели сцепления, потом накалились катушки, завертелось в ней все, загрохотало, затарахтело, и такой шум пошел по всей равнине, что подумал Трурль: "Надо будет приделать к ней специальный глушитель мыслительный". А машина тем временем все работала так, будто пришлось ей решать самые трудные проблемы во всем Космосе; земля дрожала, песок от вибрации уходил из-под ног, предохранители вылетали, словно пробки от шампанского, а реле прямо надрывались от натуги. Наконец, когда Трурлю порядком уже надоела вся эта суматоха, машина резко остановилась и произнесла громовым голосом:
- СЕМЬ!

Станислав Лем «Кибериада. Машина Трурля».

Я тоже хочу себе мыслящую машину!

Все хорошо, Родина, отвяжись!

Просмотров: 1468Комментарии: 0
Д о к т о р. А... очень широк, этот Геллеспонт?..
Г у р е в и ч. Несколько Босфоров.
Д о к т о р. Это вы что же - расстояние измеряете в босфорах? Вам повезло, больной, вашим соседом по палате будет человек, он измеряет время тумбочками и табуретками. Вы с ним споетесь. Так что же такое Босфор?
Г у р е в и ч. Ничего нет проще. Даже вы поймете. Когда я по утрам выхожу из дому и иду за бормотухой, то путь мой до магазина занимает ровно 670 моих шагов - а по Брокгаузу, это точная ширина Босфора.
Д о к т о р. Пока все ясно. И часто вы вот так прогуливались?
Г у р е в и ч. Когда как. Другие - чаще... Но я - в отличие от них - без всякого форсу и забубенности. Я - только когда печален...
Д о к т о р. Н-ну, печаль печалью. А на какие средства вы... каждый день переходили этот ваш Босфор? Это очень важно...
Г у р е в и ч. Так ведь мне все равно, какая работа, я на все готов - массовый сев гречихи и проса... или наоборот... Сейчас я состою в хозмагазине, в должности татарина.
З и н а и д а Н и к о л а е в н а. И сколько вам плотят?
Г у р е в и ч. Мне платят ровно столько, сколько моя Родина сочтет нужным. А если б мне показалось мало, ну, я надулся бы, например, и Родина догнала бы меня и спросила: "Лева, тебе этого мало? Может, тебе немножко добавить". - Я бы сказал: "Все хорошо, Родина, отвяжись, у тебя у самой ни хуя нету".

Венедикт Ерофеев. Вальпургиева ночь, или "Шаги командора".