Апериодика из Златоуста

Апериодика // авторский блог из Златоуста

Цвет Нации

Цвет нации

Просмотров: 1615Комментарии: 0

В дополнение к предыдущему посту...

Прокудин-Горский. Цвет нации

На Первом канале грозятся показать «Цвет нации» — потрясающий новый фильм Леонида Парфёнова и Сергея Нурмамеда о профессоре Прокудине-Горском.
Это пронзительный и светлый рассказ о человеке, в память о котором нам остались 1900 цветных (не раскрашенных, а именно цветных) фотографий царской России, да могила на кладбище Sainte-Genevieve-des-Bois под Парижем, рядом с Буниным, Мережковским, Гиппиус, Газдановым, Ремизовым, Галичем и Тарковским... А ещё — о России, которую потеряли даже не мы, которую потеряли задолго до нашего рождения, и где её теперь искать — непонятно.

Антон Носик.

Он – не просто один из родоначальников мировой цветной фотографии, автор первых в Российской империи цветных открыток и издатель журнала "Фотограф-любитель". 
Профессор поставил перед собой фантастическую цель: объездить и запечатлеть на фотокамеру всю Российскую империю, чтобы оставить потомкам полную "коллекцию достопримечательностей".
Результаты первых экспедиций – проекции цветных стеклянных пластин с изображениями дальних уголков империи – были показаны царю 3 мая 1909 года в Александровском дворце Царского села. Пораженный увиденным Николай II поручает поддержку проекта Прокудина-Горского министру путей сообщения. Профессору предоставлен служебный транспорт. Заручившись помощью царя, Прокудин-Горский запечатлел тысячи объектов на территории всей Российской империи. 
Спустя столетие черно-белые изображения станут анахронизмом. Из-за длительных выдержек люди на снимках вековой давности часто выглядят будто замороженными, а кинохроника с ее характерными "дрыжками" сегодня воспринимается заведомым ретро. Цветная же фотография, хотя и совершенно изменилась за прошедший век технологически, по качеству "картинки" практически не превзошла достижения Прокудина-Горского. 

Цвет нации.

В своем новом фильме "Цвет нации" Леонид Парфенов рассказывает о профессиональном подвиге Сергея Михайловича Прокудина-Горского – одного из родоначальников мировой цветной фотографии, который сохранил для потомков уникальные образы России конца XIX – начала XX веков. В интервью сайту 1tv.ru Леонид Парфенов объяснил, что своим фильмом он призывает не восстанавливать старину и превращать ее в новодел, а сохранить хотя бы то, что от нее еще осталось.
— Этот фильм ведь не про фотографа Прокудина-Горского и не про технологию изготовления первой цветной фотографии, а о России, которой нет, о национальной идентичности?
— Сергей Михайлович Прокудин-Горский совершил фантастический подвиг – технологический и патриотический. Сохранившиеся 1900 негативов - они, и только они, позволяют посмотреть на "позапрошлую Родину" в сегодняшних представлениях, в сегодняшних стандартах изображения. Россия вообще единственная страна на свете, которая была более или  менее систематически снята до Первой мировой войны, в XIX веке. Потом сломалась эпоха, и она живет только на этих снимках Прокудина-Горского.
— В фильме вы сожалеете о том, что нынешняя Россия —  это вовсе не та Россия, которую снимал Прокудин-Горский?
— Это не про "хорошо", и не про "плохо". Это про то, что нужно назвать вещи своими именами. В течение 100 лет мы живем уже в третьей стране. С 1913 года, с которого так любила считать советская статистика, у нас третья страна. Мы, конечно, не Советский союз, хотя сегодняшняя Российская Федерация — с юридической точки зрения правопреемник Советского Союза. Но еще менее мы — та дореволюционная Россия, Российская Империя. Тут самое главное – назвать вещи своими именами и впредь не пытаться выдавать копию за оригинал. Понимаете, нельзя сказать, что Храм Христа Спасителя — это "тот самый" Храм Христа Спасителя. Это все-таки непостроенный Дворец Советов и потом многолетний бассейн "Москва". Нельзя выкинуть это время. Преемственность нарушена. Нет подряд идущих поколений, которые все время существование храма туда бы ходили. Не ходили туда наши отцы, и не ходили туда наши деды.

Леонид Парфенов: "В течение 100 лет мы живем уже в третьей стране".